6 Мерседесов, которые официально завозились в СССР

Модели Mercedes-Benz, которые официально завозились в СССР

В Советском Союзе техника компании Mercedes-Benz находилась в особом почете. Автомобили данной марки был во владении далеко не у всех, поэтому представляли большую ценность. Даже те, у кого была возможность приобрести немецкие автомобили, не могли это сделать из-за отсутствия импортных моделей на рынке. Однако, было несколько моделей Mercedes, которые ввозились в СССР официально.

В Московском регионе было всего 3 таких автобуса и еще несколько экземпляров распределили по другим городам

Mercedes-Benz O302S. Поставки автомобилей данной модели начались в 1980-х годах. Техника представляла собой габаритные автобусы. Известно, что их использовали для перевозки на междугородних линиях. Всего в автобусе предусматривалось 53 места. Что касается технической части, в качестве силового агрегата применялся двигатель V8, объемом 14.6 литра и мощностью 280 л.с. Производились автобусы на предприятии Otomarsan, расположенном в Турции. В Московском регионе было всего 3 таких автобуса и еще несколько экземпляров распределили по другим городам. В 1990-х годах на смену пришли автобусы турецкой сборки Otosan. Немного позже на Голицынском автобусном заводе наладили выпуск пассажирской техники.

Mercedes-Benz 2232S. Трехосный седельный тягач мог брать полуприцеп с массой до 30 тонн. И это был один из флагманов среди транспортных средств для международной перевозки в СССР. За работу отвечал мощный мотор V10, объемом 16 литров. Он был способен развивать до 320 л.с. Грузовик оснащали 8-ступенчатой коробкой передач и 2-ступенчатым делителем. Максимальная скорость ограничивалась отметкой 98 км/ч. В эксплуатации новая техника из Германии показала себя эффективно. В результате власти приняли решение закупить дополнительные партии машин. Основная часть автомобилей трудилась в отделении «Совтрансавто» в Москве. Кроме того, технику часто можно было встретить в Брянске, Киеве и Минске. О надежности такого транспорта говорит то, что к моменту списания пробег доходил до отметки 1.5 миллиона км. В конце 1980-х годов грузовик заменили на более современный транспорт, но некоторые экземпляры сохранялись до 1990-х.

Mercedes-Benz W107. Спортивная модель была большой редкостью даже в столице. Такие автомобили могли себе позволить только высшие чины и артисты. Известно, что машина такой модели находилась во владении певицы Елены Образцовой и Владимира Высоцкого. Производилась серия в период с 1971 по 1989 год. В общей сложности было выпущено почти 237 000 единиц. Под капотом стоял бензиновый V8 на 3.5 и 4.5 литра.

Основная доля была привезена в Москву, а остальные распределили по регионам.

Mercedes-Benz L409. Перед Олимпиадой-80 в Советский Союз были привезены реанимобили Mercedes. По официальным данным, объем поставок составлял 16 единиц. Автомобиль имел большой кузов и показывал высокую надежность в эксплуатации. В оборудование входили импортные приборы. Фургон окрашивался в бежевый цвет с ярко-оранжевыми полосами. Данная модель превосходила отечественные аналоги не только по комфорту, но и по скорости. Основная доля была привезена в Москву, а остальные распределили по регионам.

Западные эксперты называли этот автомобиль устаревшим и консервативным.

Mercedes-Benz W108. Официально автомобили данной модели начали приезжать в СССР в 1970 году. Всего через год в Союзе уже было 55 экземпляров. Большую часть автомобилей отдали милиции, но несколько отправила партийным чиновникам. Западные эксперты называли этот автомобиль устаревшим и консервативным. С их слов, дизайн модели был плохим, а двойные фары не пришлись по душе почти никому.

Производились автомобили до 1986 года. Всего за это время было реализовано 2.7 миллиона экземпляров.

Mercedes-Benz W123. Немного позже на дорогах появилась другая немецкая модель. Она предназначалась для высших чинов госоргана. В 1980-х годах такие машины начали попадать в СССР и в частные руки, но только в подержанном виде. Во время проектирования автомобиля специалисты уделили особое внимание безопасности. Модель не имеет переднего подрамника, у нее более мощный скелет и увеличенная зона деформации. Топливный бак решили разместить над задней осью, чтобы снизить риск возгорания при ДТП. Производились автомобили до 1986 года. Всего за это время было реализовано 2.7 миллиона экземпляров.

Это лучший лимузин не только в СССР, но и во всей Европе

Mercedes-Benz 600 W100. Автомобили представительского класса не попадали в частные руки. Данная модель имеет в оснащении 6-литровый мотор. И именно она предназначена для Гаража особого назначения. Это лучший лимузин не только в СССР, но и во всей Европе. Выпускались автомобили с 1963 по 1981 год и считались символом роскоши и престижа владельца.

Итог. Немецкие автомобили особенно ценились в СССР. Модели марки Mercedes редко попадали в частные руки. Они часто обслуживали милицию и скорую помощь.

“Мерседесы” Высоцкого и маслкары спортсменов: на чём ездили знаменитости в СССР

Признанные актёры, певцы, музыканты и другие известные в СССР люди с доступом к дефицитным товарам всегда желали самого лучшего. Отдельной страстью советских селебрити были автомобили. Некоторые предпочитали изящество, грацию и комфорт, другие любили скорость и адреналин.

Читайте также:
8 самых уродливых автомобилей, которые когда-либо предлагали нам автопроизводители

Коллаж © LIFE. Фото © Mecum Auction, “Кинопоиск”

Высоцкий и его машины

Серо-голубой BMW 2500 появился у Высоцкого благодаря жене Марине Влади. Седан в уникальном для СССР цвете, с двигателем объёмом 2,5 литра и мощностью 150 л.с. разгонялся до скорости 100 км/ч меньше чем за 11 секунд. Высоцкий любил гонять и часто проверял машины на максимальную скорость. BMW 2500 исправно радовал музыканта — автомобиль разгонялся почти до 200 километров в час. Если верить легенде, то с гастролей в Германии Высоцкий привёз две такие машины. Правда, поездить удалось только на одной — вторая оказалась в угоне.

В 1976 году Высоцкий купил первый Mercedes W116 цвета “голубой металлик”. Этот автомобиль, по словам друзей артиста, знала вся Москва — и простые люди, и сотрудники ГАИ, которые почти всегда вытягивались по стойке смирно при виде мчащегося автомобиля со звездой на капоте. Он оснащался самым мощным двигателем из всех возможных — бензиновым V8 объёмом 6,9 литра. Машина не уцелела — на ней спешивший на выступление Высоцкий врезался в трамвай. Через три года на гастролях в Германии музыкант приобрёл ещё один “мерседес”, более мощный. Но роскошным купе 350 SLC любимцу советской публики насладиться не удалось: возвращаясь с гастролей, Высоцкий не справился с управлением и вылетел на обочину на трассе Москва — Брест.

Другие звёзды эстрады и кино тоже любили “мерседесы”. Например, в конце 80-х один из первых люксовых седанов купила Алла Пугачёва. Она приобрела Mercedes 230 в кузове W123. Немецкие седаны любили и в семье Михалковых. Молодой актёр Никита Михалков в 1979 году стал обладателем автомобиля Mercedes W115 1976 года выпуска, а его отец — популярный детский писатель Сергей Михалков — двумя годами позднее приобрёл Mercedes 280S 1974 года выпуска. Немецкие седаны были популярны у деятелей искусства, и в разное время их владельцами были Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев, Геннадий Хазанов, Эльдар Рязанов и другие.

На гонорары от заграничных спектаклей театральный режиссёр Георгий Товстоногов купил Mercedes-Benz W123. С этой машиной он не расставался до последнего — 23 мая 1989 года после репетиции в Большом драматическом театре Товстоногов сел за руль и отправился домой. Примерно через 25 минут после начала движения у него случился сердечный приступ. Несмотря на резкое ухудшение самочувствия, Товстоногов успел остановить машину на Суворовской площади. Режиссёр был похоронен в Ленинграде — в Некрополе мастеров искусств на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Георгий Товстоногов возле своего “мерседеса”, середина 1980-х. Фото © snob.ru / Архив БДТ

Прима Большого театра Ольга Лепешинская ещё в 1940-х ездила по Москве на кабриолете Ford V8. Эффектная машина и не менее эффектная девушка привлекали внимание прохожих и постовых. Легенда гласит, что этот автомобиль Лепешинской через тогдашнего главу МИД Литвинова подарил кто-то из американских бизнесменов. Не менее яркая машина была у Валентины Серовой — советской звезды театра и кино. По столице она передвигалась на сверхэффектном трофейном родстере Opel Super 6 с доработками от немецкого ателье Glaser.

15 моделей Мерседес в СССР: кто на них ездил?

Автомобили Mercedes-Benz всегда занимали в сердцах соотечественников особенное место. Эти машины уважали, любили, о них мечтали.

Кстати, самоходные повозки марок Benz и Daimler, в относительно заметных количествах попадавшие в Россию еще до революции, уже тогда пользовались уважением. Потом, по понятным причинам, в поставках случился перерыв. Но уже с 1920-х Страна Советов вновь стала сотрудничать с немецкой компанией.

Кстати, в 1928-м на Ярославском заводе собрали 60 лицензионных грузовиков Mercedes-Benz L, по сути — первые иномарки советской выделки. Затем выпускали свой, но аналогичный грузовик ЯГ-4 с немецкими двигателями.

Чуть раньше в Москве появились кареты скорой помощи на шасси большого, мощного Mercedes-Benz 24/100/140 PS. Двигатель в 6 л был оснащен компрессором, при включении которого развивал 140 л.с., без компрессора — 100 л.с. Выдающиеся по тем временам показатели. Обслуживали Мерседесы, конечно, правительственную больницу.

После войны трофейные Мерседесы пошли в Союз широким потоком. Привозили самые разные модели, в основном, конечно, массовые: 170V (W136), 230 (W143) — как у Штирлица. Ездили на них не только начальники, но и обычные советские граждане. Правда, обеспеченные, конечно, выше среднего. Причем многие машины еще были живы и служили семейным транспортом даже и в начале 1970-х.

Читайте также:
Советские автомобили, «засветившиеся» в зарубежных фильмах

Помимо массовых моделей в страну после войны привезли немало трофейных редких, роскошных представительских и спортивных машин, которые обычно попадали в руки старших офицеров, высокопоставленных чиновников и их детей.

Правда, вскоре от таких машин начальники уже избавлялись, поскольку государственным мужам ездить на импортном автомобиле стало неприлично. Да и возни с конструктивно сложными машинами было слишком много.

Мерседесы отдавали обычным гражданам, например, своим же водителям. Был в Москве даже уникальный, сделанный в единственном экземпляре роскошный двухдверный кабриолет на базе Mercedes-Benz 770, он же — Grosser Mercedes с мотором 7,7 л, оборудованным компрессором.

По сведениям немецких историков, автомобиль сделали в 1940-м для наследника персидской монархии и вроде бы не успели отправить заказчику. Так или иначе, но после войны машина попала в СССР в качестве трофея. В Москве ее видели и белой, и черной — уже у нового владельца. Сейчас этот Mercedes в США, отреставрирован и выкрашен в темно-вишневый колер.

Со временем на Запад из страны ушло немало классных немецких машин. В основном, стараниями известно тогда в узких кругах Пола Карасика — выходца из СССР и перекупщика раритетных автомобилей.

В Москве был и очень редкий, хотя и совсем не пафосный заднемоторный Mercedes-Benz модели 170H, чей тираж составлял чуть более полутора тысяч. Машина появлялась на публике еще в середине 1980-х.

Конечно, Мерседесы, попадающие в руки советских граждан новыми, были огромной редкостью. Зато машины дипломатов, торговых представителей, иностранных журналистов, работавших в СССР, как правило, рано или поздно переходили к нашим соотечественникам. В том числе роскошный седан Mercedes-Benz 300 по прозвищу Аденауэр (на таком возили канцлера ФРГ по Москве в 1955-м). Таких машин в Москве были единицы. Кстати, далеко не всегда (хотя как правило) подобными автомобилями владели представители советской элиты. Битые, неисправные машины чаще выкупали просто любители, которые способны были поставить автомобиль на ход.

Культовый нынче Mercedes-Benz 300 SL Gullwing купили не для частного лица, а для ленинградского НИИ топливной аппаратуры, где изучали передовую немецкую систему впрыска. Затем автомобиль все же перешел в частные руки, снимался в шпионском детективе «Мертвый сезон» 1968 года. А позже его след затерялся.

Конечно, ни одного представительского Mercedes-Benz 600 с заводским обозначением W100 в частных руках не было. Такие машины с 6-литровыми моторами были приписаны к Гаражу особого назначения (ГОН).

Официальные поставки легковых Мерседесов в СССР начали в самом начале 1970-х. В 1971-м завезли 55 автомобилей. В основном, они пошли в милицию. Но злые языки говорили, что часть Mercedes-Benz W 108 забрали высокопоставленные партийные чиновники и их дети. После знаменитой фирменной выставки 1973 года в Сокольниках на следующей год в Москве открылся офис компании.

Завезли в Союз и два удлиненных Mercedes-Benz 600 Pullman. Один для изучения на ЗИЛе, второй — для Гаража особого назначения. Один Mercedes-Benz W 100 некоторое время испытывали на Дмитровском полигоне. Рассказывали, что машине нелепо помяли дверь, но за одну ночь сделали так, что никто не заметил. Одна из тех машин жива и находится нынче в очень закрытой частной коллекции.

Позже в милиции служили Мерседесы разных моделей, в том числе семейства W 123. Такие машины стали особо популярны уже в конце 1980-х. Тогда их стали привозить — правда, уже поезженными — и частные лица. Скажем, главный режиссер БДТ Георгий Товстоногов, который, по рассказам очевидцев, очень гордился своим Мерседесом.

Mercedes-Benz W 116 Владимира Высоцкого, привезенный из ФРГ, знали в столице многие. Хотя таких машин, в том числе милицейских, в конце 1970-х в Москве было уже немало. Но этот выделялся еще и необычным голубым цветом.

Особенно активно Мерседесы в СССР стали завозить перед Олимпиадой-80. Тогда в крупных городах и появились реанимобили Mercedes-Benz L409. Правда, по официально статистике, их ввезли всего шестнадцать.

Спортивные Mercedes-Benz W 107 даже в Москве были редкостью. Тем не менее несколько машин попали в руки советских граждан. В частности, один из них приписывали оперной певице Елене Образцовой. Похожий автомобиль был и у Владимира Высоцкого. На нем он попал в аварию 1 января 1980 года.

Один из флагманов советских международных перевозок — Mercedes-Benz 2232S. Трехосный седельный тягач буксировал полуприцеп полной массой до 30 тонн. Двигатель V10 рабочим объемом 16 л развивал 320 л.с. Автомобиль с восьмиступенчатой коробкой передач и двухступенчатым делителем достигал 98 км/ч. В 1975-м СССР подписал контракт на поставку 100 таких тягачей.

Читайте также:
Когда Prius может проехать 8500 км на одном баке бензина

Уже в 1980-х в Союз стали ввозить и большие 53-местные междугородние автобусы Mercedes-Benz O302S. Двигатель V8 объемом 14,6 л развивал 280 л.с. Потом, уже в начале 1990-х, к нам пришли турецкие городские автобусы Otosan, выпускаемые по лицензии Mеrcedes-Benz, а производство автобусов модели О303 наладил ГолАЗ. И вообще у марки в нашей стране началась новая история…

  • Кто покупал иномарки в СССР, читайте тут.

Заморское диво: кому и как в СССР удавалось ездить на иномарке

Автомобили иностранного производства в самом крупном социалистическом государстве планеты водились по простой причине – они там были еще до образования Союза Советских Социалистических Республик, во времена царствования рода Романовых. Однако и после такого, как царизм ушел в прошлое, иномарки на дорогах появляться не перестали – хотя их было немногим больше, чем при царе. Посмотрим, кто занимал мягкие кресла на дорогах страны развивающегося автомобилизма.

Ленин и не только

Д аже дедушка Ленин, который Владимир Ильич, использовал в своих революционных целях автомобиль иностранного производства. Да еще какой! Первой машиной вождя мирового пролетариата был автомобиль марки Turcat-Mery с кузовом типа ландо-лимузин, которым ранее пользовалась старшая дочь Николая Второго Татьяна. Ленину роскошное французское авто досталось уже после Керенского, поскольку сначала царский гараж перешел в распоряжение Временного правительства. Впрочем, “Тюркой” Владимир Ильич пользовался недолго: уже в декабре 1917-го машину угнали прямо со стоянки Смольного дворца.

Затем Ленин ездил еще на нескольких “иномарках” – например, семиместном Delaunay-Belleville и Renault 40 CV, который был оснащен технологической новацией – усилителем тормозов.

Делоне-Бельвиль был автомобилем высокого класса

После покушения, которое совершила Фанни Каплан, раненого Ленина доставили в Кремль именно на Renault.

Самым же интересным автомобилем товарища Ленина был, безусловно, Rolls-Royce Silver Ghost. Поскольку в зимний период передвигаться по заснеженным дорогам на такой машине было проблематично, в 1921 году на Путиловском заводе “Серебряного призрака” переделали в “серебряные автосани”, смонтировав на шасси лыжи и гусеницы.

Необычная машина с великолепной проходимостью очень нравилась Ленину. Именно на этом “Роллс-ройсе” в версии “Автосани” Ленин и отправился в свой последний путь из подмосковных Горок в столицу советской Родины.

В довоенный период не менее известным “иномарочником” был Владимир Маяковский. Равнодушный и далёкий от автомобилей поэт приобрёл в Париже машину из-за прихоти своей музы Лили Брик. Почему Маяковский купил именно Renault? Выбирал не он: в письмах великому поэту Лиля Юрьевна уточнила, что купить “лучше всего Buick или Renault, только не Amilcar!”.

В итоге Владимир Владимирович приобрел как раз Renault – четырехцилиндровый шестисильный автомобиль модели NN. Впрочем, скупые исторические факты свидетельствуют о том, что машинами иностранного производства располагали и некоторые представители тогдашней советской богемы – известные певицы, балерины, актрисы… При этом авто управляли, разумеется, наёмные водители.

Впрочем, в довоенный период любой автомобиль в личном пользовании был все же большой экзотикой.

Иномарки и вожди

Иосиф Сталин также пользовался автомобилем иностранного производства. Правда, не европейским – генералиссимус предпочитал американский Packard Twin Six с 12-цилиндровым двигателем, а впоследствии пересел на бронированный Packard Twelve, который ему подарил Рузвельт. Именно Паккард по приказу “сверху” и был взят в качестве образца для создания советского лимузина представительского назначения ЗиС-110. Но не Паккардом единым! Buick, Cadillac, Lincoln – партийно-номенклатурная элита СССР пользовалась и другими машинами американского производства, которые для нужд “слуг народа” закупались небольшими партиями за океаном.

Правда, Сталину не очень нравилась идея использования американской техники в качестве советского представительского лимузина. По этой причине на Заводе имени Сталина по указанию вождя и стали изобретать “свой Паккард”.

Вторая мировая война внесла свои коррективы и в советский автопарк. И дело не только (и не столько) в автомобилях, поставляемых по ленд-лизу. Ведь те машины, которые не сгинули во время военных сражений, после окончания Великой Отечественной войны были отправлены обратно в США, где их утилизировали.

Однако после Победы над фашистской Германией в СССР попали тысячи трофейных иномарок – как правило, это были довоенные легковушки самых разных мастей. Многочисленные Хорьхи, Опели и Мерседесы как эксплуатировались отдельными счастливыми “частниками” (если позволял ранг, звание или служебное положение!), так и трудились в восстановленных после войны автомобильных хозяйствах.

Mercedes Геринга тоже стал трофеем – но не советских воинов-освободителей, а союзников-американцев

Впрочем, боевое прошлое, отсутствие запасных частей и плохие дороги сделали своё дело: уже в начале пятидесятых годов количество иномарок на советских дорогах заметно поубавилось. Работало простое правило – чем активнее на машине ездили, тем раньше она становилась недвижимостью. Немного продлить агонию “залётных птичек” удавалось с помощью “колхоза” отечественных узлов и агрегатов. При этом как внешне, так и по технике машины чудовищно “закошмаривались” – к примеру, на легковушку могли установить мосты от грузовика, из-за чего её латаный и переваренный кузов взмывал в небо. Впрочем, к концу пятидесятых годов ресурс “трофеек” исчерпался практически повсеместно.

Читайте также:
10 регионов России, в которых больше всего «корейцев»

Развенчавший культ личности Сталина Никита Сергеевич Хрущев не сильно отставал от своего предшественника, пересев после войны на личный Cadillac Fleetwood с кузовом кабриолет. Интересно, что этот автомобиль во время Второй Мировой находился в ставке Гитлера под Винницей и предназначался лично для фюрера.

Конечно, на “официозе” машина американского производства не использовалась – показавший “кузькину мать” США Никита Сергеевич во время официальных мероприятий обходился отечественным ЗиСом.

Но в качестве собственной машины он активно использовал именно “Кэдди”. Новые американские автомобили произвели на Хрущева неизгладимое впечатление – неслучайно ведь советские ЗиЛы и Чайки впоследствии так напоминали заокеанские Линкольны и Кадиллаки.

Хрущев вдобавок любил. покупать иномарки. Правда, сам он ими не пользовался, а просто передавал их тем, кому, по мнению главы советского государства, они были нужнее.

Правительственный кортеж. Во главе – ЗиЛ, по бокам – Чайки

К примеру, приобретенное во время очередной “загранкомандировки” мерседесовское “крыло чайки” (модель 300SL) он отдал в Ленинградский НИИ топливной аппаратуры, а Rolls-Royce Silver Cloud по его указанию трудился “служебкой” в доме престарелых большевиков.

Американский Packar Caribbean. Правда, очень похоже на нашу Чайку?

Впрочем, не забывал он и о собственной семье: привезенный из-за рубежа Fiat 2300 он подарил своему сыну Сергею, а кабриолет Renault Florida – дочери Раде.

Герой анекдотов, “дорогой Леонид Ильич”, был большим любителем автомобилей, причем иностранных. Американский Buick 90 Limited, на котором Брежнев ездил уже в конце 30-х годов, был первой “иномаркой” генсека.

Buick 90 Limited

В длинной веренице машин, которыми пользовался Леонид Брежнев, были иномарки всех калибров и марок. За два десятилетия правления Леонида Ильича в “цековском” гараже появились самые различные автомобили – Rolls-Royce Silver Shadow, Cadillac Eldorado, Mercedes-Benz 600 Pullman, Nissan President. Причем все эти машины генсек отнюдь не покупал – их дарили лично канцлер ФРГ, президент США, премьер-министр Японии и даже королева Великобритании!

Леонид Брежнев любил не только быстроходные автомобили, но и соответствующую езду. Причем до явного прогресса болезни генсек ЦК КПСС СССР любил лично садиться за руль даже за рубежом! Очевидцы утверждали, что такими поступками он не только доводил до дрожи высоких государственных мужей, принимавших участие в поездке, но и ставил в ступор многочисленную свиту обеих сторон.

Четырехколесная богема

В шестидесятые годы владельцем эффектной иномарки стал самый известный в те времена гражданин СССР – лётчик-космонавт Юрий Гагарин. В 1965 году советский космонавт посетил французскую фирму Matra, которая кроме производства ракетно-космического оборудования выпускала и автомобили. Юрий Алексеевич буквально “запал” на эффектное купе Matra-Bonnet Jet VS со стеклопластиковым кузовом. Такую Матру небесно-голубого цвета Гагарин получил в подарок от французского правительства уже в Москве. Однако советский космонавт был настоящим патриотом и практически не пользовался зарубежной техникой, отдавая предпочтение отечественной Волге ГАЗ М-21.

В брежневские времена в СССР существовал еще один знаменитый и очень активный «иномарочник» – советский актёр, поэт и автор-исполнитель песен Владимир Высоцкий также отдавал предпочтение автомобилям иностранного производства, хотя за руль сел довольно поздно – в 1967 году. До знакомства с Мариной Влади Высоцкий ездил на продукции отечественного автопрома. Причем – довольно бесшабашно: уже летом 1971 года он при непонятных обстоятельствах разбил вдребезги свои новенькие Жигули первой модели, врезавшись в точно такую же “копейку”. После того, как машину Высоцкого восстановили, её сняли с учета и продали.

Первая иномарка Высоцкого – хэтчбек Renault 16TS, который Марина Влади привезла из Франции. Правда, чем-то напоминает историю Маяковского? Только здесь не поэт приобрел новейший Рено для своей музы, а наоборот.

Увы, французской машине тоже не повезло: в одной из первых поездок Высоцкий попал в аварию, ударив автобус. Машину не без труда отремонтировали и продали. во Франции, куда Владимир Семёнович уехал вместе с Влади.

Затем у Высоцкого появилась парочка BMW 2500, которые он приобрел в Германии, где пребывал на гастролях. Правда, одна из машин оказалась угнанной, поэтому зарегистрировать в СССР удалось лишь один “бумер”. Но Владимир Семёнович ездил на обеих машинах, переставляя время от времени номерные знаки. Видимо, “бэхам” было с самого начало на роду написано ездить на территории Союза с “криминальным прошлым”. Однако на баварских автомобилях Высоцкий ездил недолго – одну машину он продал через “комиссионку”, а вторую вывез во Францию, где опять-таки продал.

Читайте также:
Как цвет машины влияет на расход топлива

В 1976 году в Германии Высоцкий вместе с Влади приобретает свою следующую иномарку. Небесно-голубой Mercedes 450SE был куплен подержанным – в двухлетнем возрасте. Тем не менее, в СССР появление такой машины на дороге было равно по эффекту приземлению НЛО. “Гаишники” просто цепенели, завидев “мерс” с советскими номерами, поскольку такая же машина была в гараже у самого Брежнева.

В самом начале 1980 года Владимир Семёнович на своём Mercedes опять попадает в аварию, на этот раз врезавшись в трамвай. Ну не везло ему с общественным транспортом!

Свою очередную (и на сей раз – последнюю в жизни) машину иностранного производства Высоцкий купил за год до смерти: в 1979 году в Германии (а где же еще?) он становится владельцем золотисто-коричневого купе Mercedes модели 350SLC. Правда, в Москву этот автомобиль целым не доехал – на Минском шоссе поэт-бард разогнался до такой скорости, что быстроходную машину унесло с дороги в кювет.

Как и Высоцкий, многие известные советские артисты приобретали иномарку, будучи на гастролях. Этому, во-первых, способствовал гонорар, а, во-вторых, относительно невысокие цены на подержанные автомобили. Государство не приветствовало, но и не препятствовало ввозу иномарок в частном порядке – тем более что каждый подобный случай был единичным. В большинстве случаев автомобили иностранного производства не могли выехать “за 101 километр”, то есть их эксплуатация разрешалась только в пределах Москвы.

Некоторым гражданам, чьи театральные или кинематографические роли символизировали советский образ жизни, иметь собственную иномарку и вовсе негласно запрещали, ведь теоретическая возможность “пригона и растаможки” машины из-за рубежа с легкостью перечеркивалась банальным телефонным звонком “сверху”.

Кроме известных на всю страну «иномарочников», в крупных городах можно было встретить и менее “звездных” водителей автомобилей, выпущенных за рубежом. Обычно это был служебный транспорт представительств других государств. Посольства, дипломатические миссии, консульства и торговые представительства отдавали предпочтение автомобилям зарубежного производства, а не советской технике. Это было не очень удобно, поскольку запасные части приходилось доставлять под заказ по “дипломатическим” каналам.

Чаще всего в СССР ездили на иномарках американского, немецкого или шведского производства. Большие и крупные машины обладали требуемым запасом прочности, а также смотрелись внушительно, как и подобало служебному транспорту представительства другого государства.

Приверженность к “северным” маркам в СССР объяснялась просто – в условиях не самого тропического климата выбор делали в пользу техники, рассчитанной на подобные условия. К тому же у многих Мерседесов были предпусковые подогреватели, что также заметно облегчало эксплуатацию автомобиля в зимний период. Неудивительно, что до 1980 года на учете в СССР стояло около десятка “эсок” – седанов Mercedes в кузове W116, среди которых – ввезенный в частном порядке автомобиль немецкого инженера, машина, выигранная Анатолием Карповым, а также S-класс, подаренный советскому микрохирургу-офтальмологу Святославу Федорову.

Трудности перевода

Обслуживали экзотическую технику кто как мог – у многих посольств были собственные СТО, некоторые представительства решали этот вопрос привлечением советских подрядчиков-сервисменов. Наконец, “по блату” автомобиль иностранного производства можно было обслужить в гараже Управления делами дипломатического корпуса, но уровень связей должен был быть соответствующим. Большинство же рядовых советских граждан в семидесятые годы были страшно далеки от иномарок и мечтали от силы о собственных Жигулях. «Фарца» или «барыги», как тогда называли представителей нелегального советского бизнеса, предпочитали не слишком «светиться» и, как правило, приобретали продукцию родного автопрома.

Один из самых распространенных вариантов приобретения вожделенной иномарки – через комиссионный магазин. Многие дипломатические представительства после списания избавлялись от старого автотранспорта именно по официальной схеме – через комиссионную продажу. При этом купить такую машину “человеку с улицы” было практически нереально. Сначала нужно было “подмазать” директора магазина или же изначально быть “важным и нужным человеком”, перед которым открывались задние двери и черные ходы советской торговли.

В единичных случаях зарубежные автомобили приобретались советскими автозаводами или научно-исследовательскими институтами для сравнительных испытаний и предметного анализа конструкции иномарок. Правда, эти машины обычно эксплуатировались на закрытых дорогах автополигонов либо во время испытательных пробегов.

Находились и энтузиасты, которые всеми правдами и неправдами пытались купить вожделенного “иностранца”, даже если техническое состояние машины к тому времени было плачевным. Ведь в руки простых смертных автомобиль зарубежного производства мог попасть лишь в случае, если он уже пребывал в состоянии цветмета и своим ходом передвигаться не мог.

Да, в Союзе водились и Ferrari! Правда, с грязью и вмятинами на кузове…

Читайте также:
На чем ездит звезда отечественного кино Сергей Безруков

При отсутствии оригинальных запасных частей владелец “иномарки” был вынужден приспосабливать детали от автомобилей отечественного производства или “изобретать” недостающие узлы – благо, потенциал многих работающих на оборонную промышленность советских инженеров и заводов, на которых они трудились за свои 150–170 рублей, это позволял. В крайнем случае в автомобиль целиком имплантировали силовой агрегат в сборе или, к примеру, задний мост с подвеской. Отработанные еще в “трофейные” времена технологии приходилось использовать и в более благополучное время. А что делать – машины постепенно изнашивались, а с ремонтом “родных” деталей часто возникали проблемы как из-за банального отсутствия запасных частей, так и вследствие незнания матчасти и отсутствия информации. Увы, без “всезнающего гугла” починить внезапно запнувшийся “автомат” какого-нибудь Доджа было совсем непросто.

Настоящей же катастрофой было ДТП – ведь поврежденные детали кузова, оптику или отделку в СССР приобрести было невозможно, а заказать и привезти “из-за бугра” их могли лишь считанные баловни судьбы. Поэтому после аварий многие иномарки “примеряли” на себя советскую светотехнику и детали отделки.

Новая эра

В конце восьмидесятых годов ситуация резко изменилась: упал железный занавес, и у многих рядовых советских граждан впервые в жизни появилась реальная возможность приобрести автомобиль иностранного производства, пусть и подержанный. Первыми владельцами машин иностранного производства из простых смертных были военные и моряки, а также специалисты, пребывавшие в длительных загранкомандировках. Если в семидесятые годы они по возвращении в Союз приобретали за “чеки” (инвалютные рубли) без очереди родимые Жигули, то в конце восьмидесятых поездка за рубеж нередко заканчивалась покупкой подержанной “европейки” – уже тогда 10–12-летний автомобиль с пробегом на Западе стоил совсем недорого.

Советские граждане удивленно смотрят на новейший Mercedes W116 (март 1973 года)

Правда, многие не решались на авантюру и по привычке приобретали в ЧССР или Югославии такие родные Жигули или Волгу. Ведь чехи и (особенно!) восточные немцы избавлялись от советских мастодонтов-пожирателей бензина за копейки и с большим удовольствием, что невероятно радовало советских автомобилистов – например, военных, возвращавшихся в СССР из службы в округах ГДР. В этот же период началась и дальневосточная экспансия “прулек”, которые в несметных количествах хлынули в СССР морским путем из Японии. Именно тогда иномарка перестала быть чем-то запредельным и стала более-менее обычным явлением даже в небольших городках. Хотя вплоть до распада СССР любой автомобиль иностранного производства на фоне серой массы Жигулей и Москвичей всегда вызывал повышенный интерес окружающих.

Mercedes из «Березки». Тест-драйв легендарного W123

Время отчетливо проступает прямо сквозь него. Напоминает о себе пузырями под золотисто-зеленой краской, рыжей бахромой на крыльях, истертой кожей в салоне. Этот Mercedes-Benz W123 — далеко не лучший среди почти трех миллионов себе подобных, но если бы его отреставрировали до музейного состояния, потерялась бы суть. Ведь это живая история: седан куплен абсолютно новым в магазине «Березка», а его первым владельцем был знаменитый дирижер Евгений Светланов. И после него с машиной ничего не делали, не считая технического обслуживания.

Вообще, мыслимо ли это: купить новый «Мерседес» в СССР? Понятно, что для обычного и даже обеспеченного человека это было невозможно — надо было входить в высшее общество. Но при этом сама покупка, при наличии валюты и права ее тратить, технически оказывалась легальной, ведь еще в 1974 году Mercedes-Benz открывает официальное представительство в Союзе — первым среди капиталистических автоконцернов!

К нам завозились грузовики, автобусы и спецтехника, «Мерседесы» служили в ГАИ и госструктурах, на представительских W116 ездили Леонид Брежнев и Владимир Высоцкий. Конечно, счет все равно шел на десятки, максимум на сотни машин по всей стране, но особое отношение к трехлучевой звезде начало формироваться именно тогда.

А уж после падения «железного занавеса», когда в нашу страну хлынули подержанные иномарки, именно W123 стал одним из главных автомобильных героев новой России. Пробеги у импортированных экземпляров были уже более чем солидные, но они продолжали ездить и ездить, напрочь отказываясь ломаться. Пожалуй, именно надежность и неубиваемость стали теми качествами, которые обеспечили «сто двадцать третьему» не только российский, но и общемировой успех: это самая массовая модель в истории Mercedes-Benz!

Причем на момент дебюта в 1976 году W123 уже был если не архаичным, то довольно консервативным. Форма кузова недалеко ушла от предыдущего W114/W115, стартовая линейка двигателей без изменений перекочевала оттуда же вместе с конструкцией задней подвески, переднюю двухрычажку и рулевой механизм взяли от W116. Но именно это, как выяснилось, и было нужно клиентам: проверенные решения, собранные инженерами в ладный, гармоничный ансамбль.

Читайте также:
7 наиболее популярных люксовых автомобилей в России

И с ним приятно иметь дело даже сегодня. Удивительно, но машина почти полувековой давности оказывается вполне актуальной в том, что касается базовых качеств. Посадка за рулем — удобная, перед глазами идеально ясные приборы, свет и «печка» управляются привычными вращающимися рукоятками. За доплату сюда можно было поставить кондиционер или автоматический климат-контроль, подушки безопасности, ABS, крутую аудиосистему, полный электропакет и даже телефон! Словом, хорошо оснащенный W123 может дать фору иному современному автомобилю.

А уж как он едет! Все, что мы вкладываем в понятие настоящего «Мерседеса», растет именно отсюда: удивительная плавность хода, полное безразличие даже к крупным ямам, непоколебимость на высоких скоростях — кажется, W123 создает собственную дорожную реальность вместо адаптации к той, которая ему предложена.

Да, по сегодняшним меркам он нетороплив. Наша модификация 200 с двухлитровым карбюраторным мотором на 109 сил набирает первую сотню примерно за 14 секунд, а трехступенчатый «автомат» требует известной доли выдержки. Но W123 делает все с таким достоинством, что суетиться на нем совершенно не хочется — а если вам нужно было больше динамики, то на выбор предлагались и другие версии. Например, 185-сильная 280 E с максималкой в 200 километров в час.

И самое удивительное, что шасси было вполне способно справиться даже не с такой мощностью. Все наши познания о «Мерседесах» говорят, что они должны быть валкими, ленивыми и отстраненными, но W123 — автомобиль удивительно живой. Да, он не бросается атаковать поворот по малейшему движению тонкого руля, но радует отзывчивостью, понятной обратной связью и цепкостью даже на высоких скоростях. Конечно, с некоторой поправкой на возраст, но без чего-то, что заставило бы относиться к нему как к олдтаймеру.

Вы правильно поняли: на этом автомобиле даже сегодня можно ездить каждый день, не испытывая серьезных сложностей. Он не требует адаптации, дарит комфорт, недоступный большинству современных машин, а вдобавок окружает вас атмосферой чего-то очень уютного, настоящего и правильного. Кажется, эти ценности будут актуальны во все времена, а значит — еще через 40 лет кто-нибудь наверняка решит устроить тест бессмертного W123. И снова приятно удивится.

6 Мерседесов, которые официально завозились в СССР

В Советском Союзе техника Mercedes-Benz всегда находилась на почетном месте. Автомобили этого бренда любили, но для большинства населения они были несбыточной мечтой. Тем не менее, несколько марок «Мерседесов» завозились в СССР вполне официально.

Где можно было встретить иностранные автомобили?

Конечно, на дорогах провинциальных городов, а, тем более, сел и поселков, иномарку было не встретить. А, если и попадалась одна, то это было событием, приравненным к чемпионату мира по хоккею или приезду Пугачевой, или Кобзона.

Иномарка в составе Милиции СССР

Совсем другое дело столица. Здесь, даже в начале “застоя” иномарки встречались на каждом шагу. Да, их не было так много, как сейчас, но они были в таком количестве на столичных дорогах, что уже не производили впечатление однозначной экзотики.

А у вас часом не было иномарки во времена СССР?

В первую очередь, такие автомобили были у всех членов иностранных посольств. Учитывая, что таких в Москве было немало, то создавался довольно неплохой автопарк. Естественно, что приезжая в нашу страну, никто из них и не думал о том, чтобы пересесть на “Жигули” или “Волгу” (о “Москвиче” или “Запорожце” и вовсе смешно говорить!). Ведь многие наши соотечественники-автолюбители любили поговаривать, что, попробовавший иномарку, на советскую машину за руль уже не сядет.

«Мерседес» на улицах СССР

Просто разница в исполнении, динамике движения, качестве и комфорте была настолько разительной, что выбрать советский автопром мог только фанатичный патриот. Или тот, у кого выбора-то и вовсе не было.

Стой, догонять буду!

В советских спецслужбах иномарки работали еще до войны. Правда, постепенно их вытесняли отечественные модели. В милиции служили, как правило, обычные автомобили, в КГБ — малосерийные, эксклюзивные версии с форсированными или замененными на более мощные моторами.

В 1970-х в милиции стали появляться породистые западные автомобили. Одним из первых был универсал Ford Galaxie — появился он после международной выставки «Кримтехника-74» (говорили, что это подарок московской милиции).

Вскоре в Москве стали мелькать западногерманские Mercedes-Benz семейства W108 и BMW 5-й серии. Импортные автомобили ходили перед правительственными кортежами и торжественными колоннами при встрече почетных гостей, но появлялись иногда и в более прозаичных ситуациях. К слову, BMW участвовал даже в поимке «Волги» — такси, захваченной злоумышленниками в фильме «Букет на приеме» из многолетнего цикла «Следствие ведут знатоки».

Читайте также:
Инспектор придрался, что я не пропустил пешехода – как мне удалось выкрутиться из неприятной ситуации

Солидный милицейский Mercedes-Benz W108 с невиданной для СССР динамикой и комфортом

Поголовье «Мерседесов» сильно выросло перед Олимпиадой, когда завезли много иномарок. В СССР служили Mercedes-Benz W116, которые позднее стали причислять к S-классу, и более демократичные Mercedes-Benz W123. Недавно, к слову, на продажу выставили темно-синий Mercedes-Benz W116, которым якобы пользовался в советские времена министр внутренних дел Н. Щелоков.

Mercedes-Benz W123 на службе в милиции было довольно много

Помимо Mercedes-Benz и BMW, иногда в милицейской раскраске можно было встретить более экзотические модели: американский фургон Dodge Tradesman и Volvo 264, французский Renault 20 и даже Porsche 911! Вероятно, большинство этих машин были подарками с каких-нибудь зарубежных выставок.

BMW Е3 на московской улице

Уже в новые перестроечные времена в столице вновь стали появляться милицейские автомобили из Америки — Ford Crown Victoria и Chevrolet Cavalier. А затем и много других иномарок.

Модели, которые встречались на наших дорогах

Мало что изменилось с тех пор, ведь немецкие марки всегда были в числе самых популярных. Пожалуй, началось все еще с послевоенных времен.

Александр Николаевич Румянцев

Изобретатель, владелец многих патентов, кандидат технических наук, профессор Санкт-Петербургского технического университета.

Трофейная немецкая техника, хотя слегка и устаревшая, но, была очень перспективной для отстающего советского автопрома. Например, модели “Опеля” тех времен сильно “подтянули” нашего “Москвича”. Применив несколько заимствованных у немцев конструктивных решений, советская машина вышла на новый уровень качества и комфорта.

Если говорить о других моделях, то самой первой официальной частной иномаркой принято считать привезенный еще в 20-х годах прошлого столетия из Франции автомобиль марки “Рено”. Хозяином авто был одиозный советский поэт Владимир Маяковский. Следующий известный случай произошел уже в 1931 году, когда из США был привезен Форд А. Интересно, что оперная певица А. Нежданова, ставшая его хозяйкой, была не первой владелицей шикарного авто в нашей стране на тот момент.

33 ГАЗ 24 Волга и Ford Falcon

Еще до войны, после начала массового производства легковых автомобилей, появилась традиция дарить их советским артистам. Самым знаменитым из них позволялось иметь иностранные авто. Например, у Орловой был “Паккард-120”, а балерина Лепешинская владела “Фордом V8”.

Во время войны, в рамках лендлиза, американские союзники прислали нам внушительный автопарк. Хотя, в основном это были мощные военные грузовики “Студебеккер”, но, были также и легковые авто для высшего комсостава.

По сути, копируя идеи зарубежных автоконструкторов, наши отечественные автомобили стали тоже более качественными и современными.

Ударники социалистического труда

Говорили, причем вполне справедливо, что именно Советский Союз спас от краха одну из старейших компаний ФРГ — Magirus-Deutz. Заказы на самосвалы позволили фирме держаться на плаву, хотя потом она-таки вошла в концерн IVECO.

Легендарный в СССР самосвал Magirus-Deutz 232D

Капотные грузовики с характерным угловатым «носом» и дизелем воздушного охлаждения советские водители очень уважали за надежность, комфорт, отличный отопитель кабины. К нам поставляли шасси, бортовые грузовики и даже тягачи. Но львиную долю составляли самосвалы. Двухосный Magirus-Deutz 232D грузоподъемностью 11 500 кг оснащали «восьмеркой» объемом 11,3 л мощностью 248 л.с. Трехосный вариант — Magirus серии 290 — вез 16 600 кг и был оснащен мотором V10: 14 л, 310 л.с. Аналогичные бортовые грузовики имели грузоподъемность, соответственно, 10 и 14 тонн.

Трехосный Magirus-Deutz 290. Такие грузовики долго работали и после распада СССР

Очень много самосвалов работало в Сибири на освоении нефтяных месторождений и на грандиозной стройке века — Байкало-Амурской магистрали (БАМ). В небольших количествах у нас трудились и полноприводные (6×6) Magirus-Deutz 380-30 с 306-сильным двигателем и понижающей передачей.

Западногерманский Unimog на одной из московских выставок, 1981 г.

Влияние немецких грузовиков на нашу экономику было огромным. И не только потому, что привезли их много, а работали они долгие годы. В Казахстане, в Кустанае, начали строительство завода двигателей по лицензии Magirus-Deutz. Он толком, правда, так и не заработал — Казахстан стал независимым, а экономика бывшего Союза сильно изменилась. Самосвалы уже под маркой IVECO собирали на одном из первых в России жизнеспособном совместном предприятии IVECO-УралАЗ. Но это уже другая история из совсем другого времени.

Какие и сколько иномарок было в разные десятилетия

Если в 60-х годах основную часть авто иностранного производства составляли машины с дипломатическими номерами и закрепленные за членами аппарата ЦК КПСС, то в дальнейшем ситуация стала меняться к лучшему.

Традиция дарить хорошие автомобили, взявшая начало от иностранных подарков генсеку, привела к тому, что такие же шикарные авто захотели иметь и другие представители советской элиты. Начиная с 70-х годов, многие известные артисты, включая Высоцкого и Миронова, имели хорошие иномарки уже на советских номерах.

Читайте также:
Какие автомобили послужили прототипами для бэтмобиля в фильмах про Бэтмена

Пик иностранного автопарка пришелся на время московской олимпиады. В это время в советскую столицу приехали тысячи иностранцев, и, понятное дело, не на “Жигулях”.

Например, Высоцкий за свою жизнь сменил не меньше 5 различных иностранных моделей. Среди них были два “Мерседеса”, два БМВ из 5-й серии и “Рено-16”. Арно Бабаджанян, как настоящий кавказец, рулил шикарным “Империал ле барон”, приобретя его в хорошем состоянии всего лишь после 8 лет эксплуатации первым хозяином. Никита Богословский ездил сначала на “Штайре”, затем — на “Опеле Олимпия”, а в конце пересел на “Мерседес”. А вот Андрей Миронов смог “достать”, благодаря стараниям жены, только БМВ из 3 серии (хотя вначале была надежда получить “Мерседес”). Самый обширный автопарк иностранных автомобилей был у В. Луи. Журналист-международник имел 10 (!) автомобилей различных марок: “Мерседес-Бенц”, “Вольво”, “Порше”, “Форд Мустанг” “Лэнд Ровер” и др.

Конечно, среди небольшого иностранного автопарка в СССР встречались изредка и другие модели: “Альфа”, “Вольво”, ФИАТы, “Датсуны”, “Шевроле” и даже “Феррари”.

Простым смертным “забугорное” чудо техники можно было приобрести только в комиссионном магазине и в почти полностью убитом состоянии. При этом, цена их была, как у новеньких “Жигулей”, а вот с ремонтом надо было изрядно попотеть. Ни запчастей, ни СТО для ремонта таких автомобилей официально не существовало. Каждый выкручивался как мог.

Изменения, которые принесли восьмидесятые

К середине 80-х годов, когда к власти пришел Горбачев и советская “железная хватка” стала ослабевать, в страну стали уже официально поступать многие автомобили иностранного производства. Правда, сначала это было машины, произведенные “братьями” по соцлагерю. Были и миниатюрные “Трабанты” или “Вартбурги” производства ГДР, югославские “Заставы”, реже — польские “Полонезы”. Верхом шика, конечно, была чехословацкая “Шкода” (кстати, и сейчас эта марка довольно популярна и в России, и на Украине). Постепенно, через Дальний восток, в страну потянулась медленная вереница “правосторонних” японских автомобилей.

Первыми в этом преуспели военные офицеры, служившие в заграничных контингентах и моряки, ходившие в “загранку”.

Исаак Якович Зельдер

Советский астрофизик, физохимик, доктор физико-математических наук, Академик АН СССР, конструктор, инженер. Герой Социалистического труда СССР.

Оттуда они возвращались уже с подержанными иномарками, имевшими за плечами от десяти и больше лет заграничного пробега. Как и прежде, в фаворе были немецкие, шведские и американские марки. Теперь к ним добавились японцы, французы, итальянцы и другие.

Mercedes-Benz W 100

А вот машины представительского класса Mercedes-Benz 600 W 100 не попадали в частные руки. Эта модель с двигателем объемом 6 л. на борту была предназначена для «Гаража особого назначения» (ГОН).

«Шестисотый» считался престижнейшим лимузином не только в СССР. Машина западногерманской компании, выпускавшаяся с 1963 по 1981 годы, являлась символом роскоши и престижа в большинстве стран мира. Владели данной моделью многие знаменитости тех лет. Лимузин и сегодня пользуется спросом, имея большую коллекционную стоимость.

Иномарки в СССР: кто, как и почему на них ездил?

Зарубежных автомобилей в Советском Союзе на самом деле хватало. Правда, передвигались на них люди особенные – в разных смыслах.

«Додге», «Пеугеот», «Ренаулт»… Смешно? Но из песни слов не выкинешь. Именно так фанатично влюбленные в машины советские мальчишки прямо на улицах знакомились с достижениями мирового автопрома, а заодно осваивали иностранные языки. Латинский алфавит-то уже более-менее знали, а как читаются мудреные заграничные названия – пока не очень.

В крупных городах СССР, и прежде всего в столице, иномарок было довольно много. Вот и отправлялась молодежь на охоту: куда проще разглядеть новинку на улице, чем дожидаться, пока ее фото (может быть!) появится в единственном, по сути, автомобильном журнале страны – «За рулем». Диковинные модели концентрировались у гостиниц, крупных магазинов, особенно по имени «Березка», в которых обладатели валюты покупали то, что простым советским гражданам даже в голову не приходило.

А еще зарубежные машины наполняли стоянки у домов, где проживали иностранцы: их обычно селили отдельно, но не за заборами. Дежурившие возле таких зданий милиционеры смотрели на юных исследователей, сначала просто разглядывающих, а потом и фотографирующих зарубежные автомобили, как правило, с ироничной выдержкой. Конечно, если не подходить слишком близко и не хватать дверные ручки.

Всемирный конгресс

Да что мальчишки, в центре Москвы возле иномарок, особенно редких и необычных, собирались и взрослые. Так у гостиницы «Метрополь» неожиданно удалось увидеть чудо из чудес – Rolls-Royce Phantom! Но снять его как следует оказалось, понятно, нереально. Толпа возле машины с дипломатическими номерами Великобритании не рассасывалась.

Читайте также:
Лужи какой глубины страшны легковым автомобилям

Конечно, на зарубежных автомобилях ездили в основном иностранцы: дипломаты, бизнесмены, журналисты. Каждый фанат таких машин старался овладеть особым искусством – определять по номеру страну, из которой прибыл владелец. Скажем, 01 – Великобритания, 02 – ФРГ, 85 – ГДР, 04 – США и так далее.

Чаще попадались массовые модели: «Жуки» от Volkswagen, европейские Ford, Оpel, Renаult. Потом стало больше «японцев». Соратники из соцлагеря обычно ездили на своих Trabant, Wartburg и Skoda или на наших «Москвичах» и «Жигулях». Кстати, распространение последних принесло не только радость семьям, в которых они появились, но и расстройство любителям рассматривать на улицах иномарки. Многие зарубежные гости даже из капиталистических стран начали пересаживаться на «Лады». А что? Вполне прилично и очень дешево!

Особое внимание привлекали огромные заокеанские «крейсеры». Причем передвигались на них далеко не только американцы и канадцы, а частенько и граждане государств Азии или Африки. И уже тогда фетишем был Mercedes-Benz. Кстати, к вопросу о языкознании: именно на багажнике черного «Мерседеса» я впервые увидел магическое слово Automatik. То, что бывают автомобили, в которых не надо постоянно передвигать рычаг на руле или на полу казалось чудом!

Народное достояние

Все больше иномарок появлялось и у советских людей. Подобные машины привлекали не только сами по себе, но и загадочностью происхождения: кто же эти особенные люди – владельцы такой роскоши?

Не все, но очень многие автомобили, на которых ездили иностранцы, рано или поздно переходили к гражданам СССР. Прежние хозяева, покидая Союз, продавали машины, чтобы не возиться с вывозом. Такую технику реализовывали через УПДК (Управление делами дипломатического корпуса). Некоторые экземпляры появлялись в 11-й секции знаменитого автомагазина в Южном порту, где шла так называемая обезличенная торговля: владелец не стоял сам на рынке, а доверял поиск клиента сотрудникам учреждения. Но лучшие модели туда, разумеется, не доезжали.

На иномарках уже в 1970-х ездили представители советской богемы: артисты, писатели, режиссеры. Многие знали «в лицо» Mercedes-Benz Владимира Высоцкого и чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова, Citroen великих артистов балета Владимира Васильева и Екатерины Максимовой, Volkswagen Kaefer знаменитого клоуна Олега Попова. Те, кто долго и много работал за границей, могли привезти автомобиль вполне законно, уплатив государству налоги с доходов.

Зарубежными автомобилями владели и менее известные люди. Вернее, известные в узких кругах: работники торговли и смежных областей, так или иначе связанные с расцветавшей теневой экономикой. Некоторые уже не скрывали свое благосостояние и охотно платили за «Мерседес» или американский автомобиль 25, а то и 30 тысяч рублей. Притом что новая «Волга» ГАЗ-24 стоила девять с небольшим тысяч и была для большинства граждан безумно дорогой. Правда, и за свежую «Волгу» на черном рынке платили до двадцати тысяч. Поскольку на этом самом рынке, особенно вокруг иномарок, крутились большие деньги, появился и криминал. Но пока еще относительно невинный.

Любопытно, что далеко не все хотели владеть заграничной техникой, ведь с ней была уйма хлопот – ни запчастей, ни сервиса. Формально на Сельскохозяйственной улице существовала единственная в Москве станция обслуживания импортных моделей. Не знаю уж, что и как там чинили, но обычно ремонтом редкостей в итоге занимались умельцы-частники из категории «золотые руки». Именно поэтому среди владельцев иномарок, особенно уже сильно поезженных, хватало подобных людей. Они не только фанатично любили автомобили, но и умели поддерживать их в рабочем состоянии.

Со временем на зарубежные машины пристраивали отечественные узлы и детали. Иногда подвески и даже двигатели. Сам видел в Южном порту универсал Plymouth с «шестеркой» от ГАЗ-52. Очень сложно было с кузовами: после аварий их порой восстанавливали просто из руин. А известный московский коллекционер Ярослав Зузик соорудил автомобиль из двух битых Chevrolet Impala – один 1955-го, другой 1959 года!

Самые упорные ездили на крепких и ухоженных иномарках десятилетиями. «Американцев» 1950-х еще и в восьмидесятые использовали как обычный транспорт. Никто тогда не мог предугадать, что в новую эпоху доступности практически любого автомобиля те машины станут желанным объектом для собирателей. Причем кое-кто ценит именно прожившие долгую и сложную жизнь в СССР экземпляры. Ведь они не только из времени, которого не вернуть, но и из уже обрастающей легендами страны, которой тоже уже нет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: