В Голливуде любят наш мотоцикл «Урал»

Как кондовые советские мотоциклы «Урал» стали популярны в Америке

Мотоциклы «Урал» — один из символов советского машиностроения. Вы удивитесь, когда узнаете, что их все еще производят в Ирбите. Правда, можно чаще встретить «Уралы» на дорогах США и Японии, чем в России. «Афиша Daily» пообщалась с совладельцем марки о любви американцев к советской жести.

Работал в консалтинговой компании, делавшей проект для «ОМЗ» («Объединенные машиностроительные заводы») — холдинга Кахи Бендукидзе, который приобрел Ирбитский мотоциклетный завод. В итоге Хайт стал его гендиректором.

Что случилось с Ирбитским мотоциклетным заводом

«В конце 1990-х он практически исчерпал свой потенциал, объем выпуска мотоциклов и их продаж упал в десятки раз. Если в советское время выпускалось около 130 тысяч машин, то в 1997 году было собрано всего 4 тысячи. Рабочие уходили, завод практически остановился. Где-то в 1998 году появился новый владелец — Каха Бендукидзе. Однако быстро переориентировать производство у него не вышло, и уже в 2000 году завод был официально признан банкротом. К слову, в ту зиму не было собрано вообще ни одного мотоцикла. Каха решил продать производство, а единственными претендентами на него оказались тогдашние топ-менеджеры завода: я и мои коллеги Вадим Тряпичкин и Дмитрий Лебединский.

A post shared by Ural Motorcycles (@uralmotorcycles) on Sep 25, 2017 at 2:30pm PDT

Мы сразу поняли, что российский рынок не очень перспективен для такого рода агрегатов, и хотели конкурировать с мировыми брендами. Но для этого пришлось практически полностью изменить производственный процесс; да и сам мотоцикл отличается от своего советского прототипа. В современном «Урале» нет ни одной детали от старого мотоцикла. Все дело в требованиях, которые предъявляются на зарубежном рынке. В Европе необходимо соответствовать экологическим нормам, для этого нужно было изменить выхлопную систему. Просто поставить мотор от другого мотоцикла на нашу машину не получится: советские стандарты сильно отличаются от общемировых. Практически все приходилось разрабатывать заново и адаптировать под этот мотоцикл. Первый обновленный «Урал» вышел в начале нулевых, а на то, чтобы полностью выстроить производственный процесс, по сути, ушло около 15 лет — самое масштабное обновление мотоцикла произошло в 2014 году.

Как сегодня работает завод

Здесь и далее: фотографии с производства в Ирбите

Сейчас «Урал» — это достаточно маленькая по меркам мотоиндустрии компания. У нас трудится 150 человек в Ирбите и 12 человек в офисе в Сиэтле. Но мы также сотрудничаем с другими производителями по всему миру. В данный момент на новых разработках одновременно заняты люди в Италии, США, России и на Тайване.

Мы производим порядка 100 мотоциклов в месяц, и это все достаточно сложный и сбалансированный процесс работы всех подразделений: отдел продаж должен эти 100 мотоциклов продать, логисты должны обеспечить поставку комплектующих на эти машины — и так далее. Мы не стремимся серьезно увеличивать объемы — скорее мы удовлетворяем тот спрос, который сейчас складывается на «Урал» по всему миру.

Нас отличает достаточно сложная логистика. Почти 70% деталей приезжает на завод в Свердловской области из-за рубежа, а 90% собранных здесь мотоциклов уезжают к своим владельцам обратно за пределы России. И есть весьма анекдотичные примеры. Генератор, который используется в мотоцикле, практически совершает кругосветное путешествие, чтобы стать частью готового «Урала»: он производится в Японии, оттуда уезжает в США, где собирается и дорабатывается, затем отправляется в Европу, откуда попадает на завод в Ирбит. А мотоцикл с этим генератором отправляется, например, к владельцу в Японию и завершает эту кругосветку.

Что представляет из себя современный «Урал»

Мотоцикл наш вообще не из дешевых: покупателю он обходится в среднем в 20 тыс. долларов с учетом налогов (среди них, например, Брэд Питт Бред Питт Актер со своим сыном Мэддоксом, сфотографированный в 2012 году на мотоцикле модели «Турист» . — Прим. ред.). Основная часть себестоимости складывается из цены качественных компонентов, затрат на их доработку и логистику. И это уже скорее люкс, потому что мотоцикл, который стоит как приличный автомобиль, вряд ли можно считать предметом первой необходимости или просто средством передвижения.

Читайте также:
7 наиболее популярных люксовых автомобилей в России

При этом для нас принципиально, чтобы вещь была качественной, и на это мы закладываем больший приоритет, нежели на упрощение логистики. Конечно, сборка где-то в другом месте существенно упростила бы жизнь, но сейчас для нас это не главное. Наша ключевая задача — делать такой мотоцикл, который отвечал бы всем мировым стандартам и смог проехать тысячи километров без поломок.

Возрождение легенды: Как мотоциклы «Урал» завоёвывают мир

За последние двадцать лет объём производства на Ирбитском мотоциклетном заводе сократился в 110 раз — со 130 000 мотоциклов в 1992 году до 1,2 тысячи в 2012-м. Количество сотрудников с советских времён уменьшилось в десятки раз, конвейер сменился ручным трудом. «Уралы» практически исчезли из России. Но, если верить фильму о «легендарном “Урале”», жители маленького города в 200 километрах от Екатеринбурга каждый вечер поднимают тост за здоровье ИМЗ. «Секрет» выяснил, почему они это делают.

Начало

В 1941 году предприятие на Урале стало выпускать тяжёлые мотоциклы для участия в боях на фронте. В городе на 30 000 жителей появилось 10 000 рабочих мест.

За основу взяли немецкий BMW R-71, состоявший на вооружении вермахта (о том, как советские власти получили доступ к производственным документам, существуют разные версии). За годы войны ИМЗ выпустил порядка 10 000 мотоциклов. В 1955 году он перестал выпускать военные модели и переключился на массовый рынок. «Уралы» покупали по всей России, но в 90-е продажи почти остановились. В 1997 году ИМЗ выпустил всего четыре тысячи экземпляров. Выжить заводу, сами того не подозревая, помогли египетские военные, когда решили вернуть давний долг в $1,5 млн.

Но это не помогло бизнесу. В 1998 году завод продал мотоциклов на 67 млн рублей, а его долг составлял 380 млн рублей. На предприятие явился новый владелец с антикризисным планом — Каха Бендукидзе, акционер группы «Объединённые машиностроительные заводы» (ОМЗ). Он выкупил ИМЗ у его сотрудников за $5 млн и решил создавать новую рыночную нишу для советских мотоциклов.

«Урал» воспринимали как транспорт для колхозников и рабочих, а теперь ему предстояло стать чем-то вроде Harley Davidson, который будут покупать успешные люди. Решили выпускать принципиально новую модель под названием «Волк». Прогноз был такой: к 2000 году увеличить продажи в два-три раза, до 3 400–5 600 штук. Но что-то пошло не так. «Оказалось, что на ИМЗ невозможна массовая сборка “Волков”. Вместо запланированных тысяч штук в Ирбите смогли кустарным способом смастерить только 80 чопперов», — рассказывал в интервью «Эксперту» гендиректор ИМЗ Илья Хаит.

Производство мотоциклов “Урал” на Ирбитском мотоциклетном заводе Фотография: ИТАР-ТАСС/ Пресс-служба ООО “Ирбитский мотоциклетный завод”

В 2000 году завод обанкротился. Из-за долгов энергетикам в октябре отключили свет и отопление. В ту зиму в Ирбите не собрали ни одного «Урала». Каха Бендукидзе разочаровался в покупке и решил сбыть завод. К тому времени он вложил в модернизацию $1,5 млн и поставил на конвейер несколько новых моделей. Топ-менеджеры завода — Дмитрий Лебединский, Илья Хаит и Вадим Тряпичкин — предложили купить завод в рассрочку, но затянули с первой оплатой. Тогда Бендукидзе решил передать завод другому претенденту, банкиру Александру Смоленскому.

«Смоленский со своим партнёром слетали на завод, всё посмотрели, ужаснулись и тоже не стали спешить с оплатой. В конце концов сделку с ними Каха тоже расторг, а поскольку мы были единственными реальными претендентами на завод, то его продали нам, только уже не за $6 млн, как было сначала, а за разумную сумму», — рассказал Хаит «Секрету».

Экспансия

При советской власти на ИМЗ работали 10 000 человек, когда его выкупили — 3 600, а сегодня — 140 человек. Средний возраст рабочих на ИМЗ – чуть меньше 50 лет. Есть люди, которые стоят у станка десятилетиями. Власти не помогали умирающему заводу, наоборот, критиковали перемены, из-за которых росло число безработных в области. «От бывшего губернатора Эдуарда Росселя мы только через восемь лет услышали “спасибо, что завод сохранили”, до этого нас пилили везде», — вспоминал Хаит.

Читайте также:
Почему на знаках крутого спуска и подъема указаны проценты и что они означают

Новые владельцы продолжили модернизацию «Уралов». Они тоже хотели, чтобы российские мотоциклы могли конкурировать с американскими. Снаружи «Уралы» остались прежними, но внутри всё изменилось. «60% его стоимости формируют импортные комплектующие, отечественным остался, по сути, только металл», — по словам Хаита, в стране для мотоциклетной промышленности качественно не производится ничего.

Михаил Карев, руководитель мотосервиса в Москве, считает, что «Уралы» покупают, как правило, люди, которые «хотят что-то либо оригинальное, либо весомое-железное», потому что мотоциклы с коляской никто, кроме «Урала», толком не производит: «Сейчас это забавная игрушка, ещё и с военными корнями». По его словам, после 2005 года качество мотоциклов вышло на уровень других международных брендов. На мотоциклетных форумах владельцы «Уралов» делятся историями. Александр, известный в мотокругах как Скунс, ведёт блог, в котором описывает свои путешествия. В 2005 году он проделал путь из Москвы во Владивосток на «Урале», правда, мотоцикл был старый, поэтому в дороге дважды пришлось пересобирать мотор.

Нarley-Davidson отдыхает: почему за границей так любят российский мотоцикл «Урал»

Россияне старшего поколения, даже не будучи мотоциклистами, еще, наверное, помнят о таком чуде российского мотопрома, как тяжелый мотоциклов «Урал». Для одних он был первым байком, для других — воспоминанием из детства о поездках в люльке или ржавой куче металла на соседних шести сотках. И если прошлое у мотоцикла богатое, то в настоящем не все наши соотечественники знают даже о существовании завода!


Времена, когда «Урал» относился к классу тяжелых мотоциклов давно прошли. Во времена полуторалитровых «туристов» смешно вспоминать, что в СССР гаишники запрещали отцеплять коляску от «Урала», полагая, что водитель просто не совладает с ним без дополнительной точки опоры.
Сегодня Ural, а именно так называются нынешние байки Ирбитского мотоциклетного завода (ИМЗ), относится к среднекубатурным мотоциклам. И пусть прямых конкурентов в мире у него нет, ибо серийно на сегодняшний день мотоциклы с колясками не делает никто, ряд параметров позволяет сравнивать Ural с кучей иномарок вроде Harley-Davidson Street 750, Triumph Bonneville T100, Moto Guzzi V7 и Ducati Scrambler — ретро возвращается в моду.
Но если все вышеперечисленные мотоциклы построены вокруг современных агрегатов, то Ural принципиально не изменился. Впрочем, нововведений довольно много: доля импортных комплектующих перевалила за 50%, да и качество вышло на совершенно иной уровень. В чем убедились райдеры портала «АвтоВзгляд» и сайта Omoimot.ru.

Тестовый мотоцикл, даром, что выпущен в нынешнем году, относится еще к 2016 модельному году, поэтому спидометр на нем еще старый, не менявшийся со времен СССР. Однако, на аппаратах, выпущенных чуть позже, поменялся и он — контрольные лампы, среди которых теперь есть и «чек энджин», переехали в «блюдце» спидометра. Помимо этого изменилось сиденье коляски, под которым появился лоток для мелочей, поменялся дизайн накладки подножки коляски, а рычаг стояночного тормоза переехал от КП на руль.
В остальном мотоцикл не изменился, и купить такой можно хоть сегодня. И пусть ценник в 723 000 рублей, которые попросят за Gear Up, может показаться завышенным, в сегменте среднекубатурных классиков это предложение выглядит вполне честным. Да и комплектации смогут позавидовать многие: в штатный набор инструментов входит не только комплект гаечных ключей, насос, монтажки и перчатки, но и набор флаконов с краской под каждый цвет камуфляжа.
Да, список может показаться странным, однако он оправдан тем, что девяносто процентов мотоциклов, выпускаемых заводом сегодня, уходят на экспорт, в том числе и в страны с дюймовой системой. Где в американской или австралийской глубинке свежеиспеченному владельцу «Урала» искать метрический инструмент или код краски, использовавшейся на заводе?

На этом основные отличия от мотоцикла из детства и заканчиваются: множество новых мелочей не смогли изменить сути железного мотоцикла, рассчитанного на службу в армии и подъем народного хозяйства. Подвески? Забудьте! Они рассчитаны на полную загрузку и боекомплект — даже с моими 120 килограммами амортизаторы передней рычажной вилки сжиматься на лежачих полицейских не спешат.
Впрочем, ситуацию отчасти спасают огромные 19-дюймовые спицованные колеса и, как встарь, подрессоренное водительское седло, но о каком-либо комфорте говорить трудно. Зато стабильность на высоте — крены в поворотах практически отсутствуют: маневрировать порой круче, чем на автомобиле.
Достаточно и тормозов: дисковые механизмы установлены не только спереди и сзади, но и на колесе коляски, благодаря чему динамика замедления достойная. Недостает разве что ABS, но разработка такой системы для трехколесной конструкции наверняка стоит не дешево, а европейские требования к сертификации мотоциклов с колясками позволяют обходиться без нее, поэтому даже ожидать появления антиблокировки не стоит.

Читайте также:
Чем отличается внедорожник от кроссовера и паркетника?

А вот инжектор, появление которого во многом было обусловлено ужесточением требований к токсичности выхлопа, несколько лет назад стал настоящей революцией. Больше никаких подсосов, топливных краников и постоянных регулировок. Повернул ключ в замке зажигания, послушал пару секунд жужжание электрического насоса, коснулся кнопки стартера — и старый добрый «оппозит» зашелестел.
Именно зашелестел, а не захрустел, зазвенел и зажужжал: импортные шестерни ГРМ и генератор позволяют наслаждаться звуками толкателей клапанов (мотор-то нижневальный!) да шумом сухого сцепления. Идиллия! Да и тянет неплохо — много «низов», приличная середина, не слишком много вибраций.
Жаль, что коробка передач хотя и стала работать лучше, не далеко ушла от пращуров и требует привыкания, сопровождающегося хрустом при переключениях. Как и подключение передачи заднего хода, для которого на КП предусмотрен отдельный рычажок, расположенный рядом с рычагом подключения привода колеса коляски.

Макнуть в грязь этого красавца я так и не успел, ограничившись городским тестом, где Ural привлекает к себе внимания больше, чем рычащий суперкар. Идеальный мотоцикл выходного дня и аппарат для дальних путешествий, но на каждый день… Впрочем, фанаты эстетики «честного» железа готовы мириться и не с такими неудобствами.

Мотоцикл “Урал”. Впечатления американцев

Двое американцев, Сэм Смит и Зах Баумэн, в мае 2017 года совершили уникальный марш-бросок из Сиэтла в Лос-Анжелес на российском мотоцикле Урал выпуска 2016 года. Ниже привожу отрывки их воспоминаний о мотопробеге.

Урал — это копия мотоцикла БМВ 30-х годов, которая прорвалась в XXI век. Та же самая стальная рама, к которой время добавило впрыск топлива и светодиодные фары. Как и на старом BMW R71, здесь карданный привод заднего колеса и вдобавок отключаемый, бездифференциальный привод на колесо коляски. Это та машина, которая заставляет тебя каждую секунду движения на ней гордиться тем что ты выжил.

Урал — свидетельство простоты. Наша поездка была крутой и экстремальной идеей на проверку выносливости, поэтому мы выбрали Урал. Стартовали из Сиэтла, базы американского дистрибьютора Урала, и двинулись в Лос-Анджелес, на родину Cycle World. Для маршрута мы выбрали прибрежное шоссе US-101, которое беспрерывно бежит из штата Вашингтон в Лос-Анджелес, потому что это наиболее прямой путь, а также потому, что он сложнее и интересней чем безликая межгосударственная автострада.

Мы загрузили в мотоцикл пять 10-ти литровых канистр с бензином, болтающихся за задней осью, плюс запасное колесо и рюкзак, полный еды и воды. Специальный насос перекачивал бензин из канистр в основной бак. Каждая канистра обеспечивала нам примерно 160 км пробега. Когда канистры опустели, мы отдали их в машину сопровождения Cycle World, они поехали вперед и заново пополнили их.

Езда на Урале — это серьёзная работа. Коробка передач похожа на тупую версию оригинальной ранней БМВ, каждое переключение даётся с трудом. Неравномерное распределение веса коляски, два заторможенных колеса слева и только одно справа, одно ведомое колесо и вилка с сумасшедшим ходом — всё это означает, что мотоцикл не хочет ехать по прямой. И он также не хочет поворачивать. Поддержание прямого курса занимает усилие примерно в 30 кг на каждую руку. Груз в коляске только ухудшает ситуацию. Урал — это, пожалуй, единственный современный мотоцикл, для которого естественное ограничение скорости является оптимистичным.

Мои руки чувствовали себя разбитыми как картофельное пюре. Сидя в коляске я слышал звук двигателя как слева от себя, так и через интерком через микрофон шлема Заха. Не то что это утомляло, просто необычно. Большое и широкое кресло коляски было удобно как диван. И выхлоп из глушителя был милосердно тихим.

Читайте также:
Зачем некоторые водители клеят себе на стекло «восклицательный знак»

Американский импортер Урала любезно предоставил команде сопровождения своего механика Джорджа. Задняя шина спустила, а также нужно было проверить подшипник. Джордж беззастенчиво поднял Урал под углом 45 градусов, и начал усердно стучать по колесной гайке, вспоминая при этом чью-то мать.

Каждая мышца в моем теле отзывалась болью, удерживая Урал на дороге. Но это наша вина — никто в здравом уме не плавает на байдарке по Атлантике. Мы специально усложнили себе жизнь.

Мы живем в спокойное и удобное время, когда современные механизмы просто функционируют и всё делают за нас. Уралы пришли к нам из другой эпохи. Как каждая скрипка отличается от другой, так каждый Урал не похож на собрата, несмотря на явное сходство. Уралы бывают или хорошие, или просто отличные.

Я никогда не ездил на другом Урале, но я убежден, что наш был лучшим. Невозможно было не влюбиться в эту глупую русскую вещь, это как когда солнце погружается в Тихий океан. Недостатки Урала просто равны силе его личности, и этот мотоцикл имеет такое же широкое сердце, как и та вода в океане.

Всё время в пути из Сиэтла в Лос-Анджелес: 32 часа, 19 минут

Круче только горы или почему мотоциклы “Урал” так популярны в Америке

Мотоциклы «Урал» сегодня легче встретить где-нибудь во Флориде, чем под Калугой. Объяснение простое: Ирбитский мотоциклетный завод, который с трудом, но все же пережил нелегкие 90-е, продолжает работать, но девять десятых своей продукции теперь отправляет на экспорт. Преимущественно за океан.
Спрос есть. И это учитывая то, что в Америке «Урал», вернее – Ural, с коляской можно приобрести примерно за $15 000. Для справки: столько же в США просят за новенький Harley-Davidson классического семейства Softail в базовом исполнении.
Причина проста – мода на ретро. «Да, Harley стал уже не тот», – цедят сквозь усы ортодоксальные американские байкеры и все чаще и чаще засматриваются на Russian Military Motorcycle, так за океаном называют наши «Уралы». Интерес этот грамотно подогревается маркетологами, постоянно повторяющими, что он действительно russian и несомненно military. Прямо с полей сражений Второй мировой войны, практически без изменений, и прямо к вам в гараж. В доказательство демонстрируются рекламные ролики – в интернете таких много – с бравурными маршами и нарезкой исторической кинохроники, где, ощетинившись пулеметами, на мотоциклах с колясками стройными колоннами едут солдаты. Вермахта.

По образу и подобию

Откуда этот ляп? Давайте разбираться. Ни для кого не секрет, что прототипом нашего «Урала» стал немецкий мотоцикл BMW R71. Как это произошло – история темная. Есть разные версии. Кто-то утверждает, что баварцы недосчитались двух экспериментальных образцов будущего R71 еще задолго до войны, на этапе предсерийных испытаний в горах Швейцарии. Менее фантастичной выглядит версия о том, что уже серийные BMW R71 были закуплены советскими спецслужбами через подставных лиц где-то в Скандинавии. Но сути дела это не меняет. В Москве машина участвовала в конкурсе на разработку и производство тяжелого армейского мотоцикла.

Дело в том, что в те годы война в Европе уже началась, и кто-то из советского командования поинтересовался у конструкторов, а на каком, мол, мотоцикле так победно наступают войска Вермахта? Ему указали на BMW, и вопрос был решен. Хотя, если разобраться, ответ был ошибочен, а принятое решение – верным. В конце 30-х на вооружении немецкой армии стояло несколько моделей мотоциклов, и R71 был вовсе не основным и далеко не самым массовым. Зато самым современным и, несомненно, прогрессивным.

В Германии он выпускался очень недолго – с 1938 по 1941 год и к началу войны с СССР уже был снят с производства. Всего было сделано не более 3500 таких мотоциклов, сколько из них дожили до конца войны, не знает даже энциклопедия BMW. А причиной такого недолголетия стала как раз излишняя прогрессивность и, как следствие, дороговизна конструкции! В условиях военного времени и недостатка ресурсов немцы просто не могли себе позволить массово выпускать модель с такой высокотехнологичной рамой. Она делалась из высокопрочных труб переменного сечения и требовала сложных сварных работ. Поэтому основным мотоциклом в немецкой армии стал BMW R12 – практически все то же самое, но на более дешевой и хлипкой штампованной раме.

Читайте также:
Являются ли нарушителями водители, у которых госзнаки на машинах не имеют флага

Опытные образцы советского мотоцикла были готовы уже в марте 1941 года. Модель назвали M72, и от немецкого R71 она отличалась только увеличенным, по просьбе военных, топливным баком. И еще ради упрощения поставленной задачи пришлось пожертвовать классом точности при обработке поверхностей и допусками при изготовлении деталей, но государственная комиссия мотоцикл одобрила.

В октябре 1941 года, когда враг стоял у ворот столицы, было принято решение об эвакуации Московского мотоциклетного завода на Урал, в город Ирбит. Туда же было полностью перенесено производство М72. Так началась славная история Ирбитского мотоциклетного завода (ИМЗ), из ворот которого за годы войны вышло около 10 000 армейских мотоциклов М72. Обратите внимание – в три раза больше, чем немецких R71!

Долгожданный дембель

Если вы думаете, что именно М72 со временем стал современным «Уралом», вы заблуждаетесь. За 75 лет, прошедших со дня выпуска первых прототипов, много бензина утекло. Те, кому приходилось иметь дело с продукцией ИМЗ тех лет, добавят, что через слабенькие уплотнители утекло еще и немало масла, но оставим это на совести производителей. Судя по всему, они старались и при каждом удобном случае вносили в конструкцию мотоцикла улучшения и изменения. Первой незначительной модернизации М72 подвергся в середине 50-х. Именно тогда его стали продавать гражданским лицам, но при условии, что те поставят его на учет в районном военкомате и в случае войны.

Мотор — другой, его легко узнать по «маленьким» и более округлым головкам цилиндров, рама и подвеска — другие, вся электрика — новая

Время шло, и мотоцикл менялся, в техническом плане все дальше отдаляясь от своего легендарного предшественника. Менялись карбюраторы, генераторы, мелкое навесное оборудование, была усовершенствована вечно ломавшаяся подвеска коляски. В конце 50-х появился совершенно новый верхнеклапанный двигатель, тоже оппозитный, но объемом 650 куб. см и мощностью 28 л. с. У М72, кстати, мотор был нижнеклапанный 750-кубовый, и выдавал он всего 22 «лошадки». Значительно позже, уже в 60-х, мощность довели до 32 л. с. Тогда же впервые появилось и название «Урал». Примерно в те же годы серьезное изменение претерпела и рама мотоцикла – архаичную «свечную» заднюю подвеску заменили на более прогрессивную маятниковую, как у подавляющего большинства современных моделей. А в начале 70-х все штатное электрооборудование наконец-то переделали с 6 на 12 вольт. Вот и думайте, что там осталось от «военного» М72? Мотор – другой, его легко узнать по «маленьким» и более округлым головкам цилиндров, рама и подвеска – другие, вся электрика – новая. Да, сохранилась общая компоновка мотоцикла, оппозит и карданная передача, а передняя вилка как была у немецкого BMW R71, так и осталась телескопической. Но и то только до поры до времени.

Памятник самому себе

Следующее потрясение основ случилось на грани нулевых. Даже несмотря на то, что завод в эти годы был как никогда близок к банкротству, инженеры ИМЗ продолжали совершенствовать мотоцикл. «Урал» получил новую рычажную вилку, которая выглядит вполне себе «олдскульной», но на самом деле раньше никогда не использовалась, и очередной новый мотор. Его объем увеличили до классических 750 «кубиков», а мощность, соответственно, выросла до 40–45 л. с. Появились версии с приводом на колесо коляски, где-то в процессе канул в небытие один из глушителей, пара карбюраторов сменилась впрыском, а тормоза стали дисковыми. Именно такие мотоциклы и снискали популярность за океаном. Не внеси ирбитские конструкторы всех этих изменений, Russian Military Motorcicle не смог бы соответствовать жестким современным требованиям по экологичности и безопасности.

Читайте также:
Мелькнет в толпе знакомое лицо: 10 актеров, которых можно часто увидеть в общественном транспорте

Современный «Урал» – это, по большому счету, не ретро в чистом виде. Скорее стилизация под ретро, выполненная с применением современных узлов, агрегатов и комплектующих. В том числе и импортных. Разобрав такой мотоцикл по винтикам – лучше все же гипотетически, – вы обнаружите в россыпи деталей немецкие амортизаторы Sachs, шведские подшипники SKF, японские свечи NGK и аккумулятор Yausa, итальянские тормозные суппорты Brembo и зажигание Ducati, компоненты впрыска от Bosch и Delphi. Даже шины на нем стоят от известной немецкой фирмы Heidenau. Из отечественного, пожалуй, только металл да руки, которые собирают «новый русский мотоцикл». Собирают вдумчиво и неспешно: по нашим данным, объемы выпуска составляют не более пяти «Уралов» в день. А что? Нормальный мелкосерийный выпуск, ручное производство. Эксклюзив!

Впрочем, для любителей классики есть и хорошая новость. Уже в 2011 году в честь 70-летия завода ИМЗ начал выпускать специальную модель «Урал М70», максимально, насколько это возможно в нынешних условиях, приближенную к легендарному М72. Юбилейный М70 оснащен таким же мотором и такой же электроникой, как и все остальные сегодняшние «Уралы». Но зато у него телескопическая передняя вилка – правда, современная, от итальянской фирмы Marzocchi – и задняя подвеска, довольно искусно закамуфлированная под свечную. С первого взгляда и не поймешь, что на самом деле там тоже стоит нормальный маятник. Словом, внешне все почти как у мотоцикла военных лет. Аутентичный вид немного портят только современные головки цилиндров, но неспециалист это вряд ли заметит. Милитари-стайл дополняет матовая зеленая покраска и одиночное классическое седло. В список фирменного допоборудования входят даже металлические навесные кофры, оформленные под характерные немецкие канистры военных лет. Вещь! Кстати, стоит вся эта ретрокрасота вполне понятных денег – 674 тыс. руб. здесь или от $15 999 в Америке. Больше миллиона на наши, между прочим. Почувствуйте, как говорится, разницу!

Еще пять поводов гордиться мотоциклом «Урал»

Ирбитский мотоциклетный завод – это единственное предприятие в мире, которое до сих пор серийно выпускает мотоциклы с коляской.

«Урал» – это единственный в мире серийный мотоцикл, который может оснащаться трансмиссией с приводом на колесо коляски.

В личном гараже Эвана Макгрегора, большого любителя и коллекционера мототехники, есть сразу два мотоцикла «Урал» с коляской. Брэд Питт, тоже владелец мотоцикла «Урал», путешествовал на нем вместе с Анджелиной Джоли и своими многочисленными детьми.

Две тысячи «Уралов» когда-то были заказаны Саддамом Хусейном для министерства сельского хозяйства Ирака, но потом на них установили вооружение.

Мотоцикл «Урал» попал в Книгу рекордов Гиннесса за самую длительную поездку по кругу с поднятой в воздух коляской – 8 часов 14 минут, потом кончился бензин.

Урал М70:

Тип двигателя 2-цилиндровый, оппозитный, воздушного охлаждения
Рабочий объем, куб. см 745
Максимальная мощность, л. с.
при об/мин 40 при 5500
Максимальный крутящий момент,
Нм при об/мин 57 при 4300
Средний раcход топлива, л.
на 100 км 7,6
Коробка передач четырехступенчатая с задним ходом
Максимальная скорость, км/ч 110
Снаряженная масса 357
Цена в России, руб. от 674 000

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

«Урал»: самый популярный советский байк во всем мире, кроме России

10 августа 2019. Президент РФ Владимир Путин участвует в организованном мотоклубом “Ночные волки” международном байк-шоу “Тень Вавилона” в Севастополе за рулем мотоцикла “Урал” с коляской. Слева – глава Республики Крым, председатель Совета министров РК Сергей Аксёнов

По дороге где-то в Калифорнии мчится ярко-красный мотоцикл, будто сошедший с экрана романтического ретро-фильма. За рулем сидит крупный мужчина с бородой, а в коляске рядом – Грейси, без шлема, но в горнолыжных очках. Грейси уже 8 лет, поэтому в кресле она сидит ровно и никуда не дергается.

«Ну что, Грейси, хочешь полетать?» – спрашивает мужчина, и мотоцикл несколько секунд едет только на боковых колесах. Сначала Грейси пугается, но уже через пару секунд выглядит счастливой.

Читайте также:
Самый мощный серийный автомобиль в мире

Так проходят поездки 8-летней австралийской пастушьей собаки Грейси на «Урале» – самом известном российском мотоцикле в мире.

В кризис на военном байке

Жителям Ирбита, небольшого города в Свердловской области, основанного в 1631 году, всегда было чем заняться – практически с самого его основания в городе проходили ярмарки. В 1930-е годы Ирбит начал превращаться из торгового города в индустриальный, сначала там построили диатомитовый комбинат для производства кирпичей, а позже завод по производству машин для добычи торфа.

В годы Великой Отечественной войны именно в Ирбит эвакуировали и мотоциклетный завод, который до этого был в Москве. Его разместили на территории пивзавода.

«Первый эшелон пришел 21 ноября 1941 года, а уже 25 февраля из Ирбита ушел первый эшелон с мотоциклами», — рассказал директор Ирбитского государственного музея мотоциклов Александр Буланов в интервью ТАСС. В годы войны в Ирбите произвели более 9 тыс. мотоциклов, изначально ими пользовались военные, а модель называлась M-72. Новое название «Урал» – в честь крупного географического региона России – придумали лишь в 1962 году, однако именно оно стало узнаваемым в Советском Союзе и за его пределами.

Производство мотоциклов “Урал” на Ирбитском мотоциклетном заводе

До начала 1990-х завод успешно выпускал 130 тыс. мотоциклов в год для советских граждан, а на предприятии трудились около 10 тыс. человек. После распада Советского союза на заводе случился кризис, он несколько раз менял название, а к началу ХХI столетия и вовсе обанкротился.

«Каха (Каха Бендукидзе, бывший владелец завода, стал его владельцем в 1998 году – ред.) решил продать производство, а единственными претендентами на него оказались тогдашние топ-менеджеры завода: я и мои коллеги Вадим Тряпичкин и Дмитрий Лебединский», — рассказал в интервью Afisha Daily Илья Хаит, один из нынешних совладельцев завода.

«Урал» на экспорт

К 2006 году новые владельцы наладили производство, и в том же году выпустили уже 1755 мотоциклов, однако все они пошли на экспорт – в Японию, США, Европу, Канаду и Австралию.

«Мы сразу поняли, что российский рынок не очень перспективен для такого рода агрегатов, и хотели конкурировать с мировыми брендами. Но для этого пришлось практически полностью изменить производственный процесс. В современном «Урале» нет ни одной детали от старого мотоцикла. Все дело в требованиях, которые предъявляются на зарубежном рынке», — пояснил Хаит.

Рабочий сборочного цеха Ирбитского мотоциклетного завода во время сборки мотоциклов “Урал”

На заводе сотрудники завода изготавливают части кузовного агрегата, шасси и двигатель, рассказывает исполнительный директор Ирбитского мотоциклетного завода (ИМЗ) Владимир Курмачев. Тормоза, шестерни в коробке и другие детали приходится покупать за рубежом.

Объемы сборки «Урала» также сильно поубавились, сегодня на заводе работает 150 человек, в день под заказ они собирают по 5-6 байков.

Завод производит две классические модели байка – Урал Сити и Gear Up. Также ежегодно компания выпускает лимитированные коллекции своих байков, например, «Урал» цвета озера Байкала, цвета пустыни и мотоциклы в коллаборации с брендом Yamal.

У Сити объем двигателя составляет 745 см3, его мощность – 41 л/с, запас хода до 260 км, максимальная рекомендуемая скорость – 110 км/ч, байк продается с одноприводным задним колесом.

Урал GEAR UP 2021

У Gear Up почти аналогичные параметры за исключением размера колес (У Сити – 18″, у Gear Up 19″). Но он все равно считается флагманской моделью, так как является единственным полноприводным байком в мире – по желанию клиента, привод еще при заводской сборке можно подключить к боковой коляске, что делает мотоцикл идеальным вариантом для бездорожья.

Урал Байкал, выпущенный ограниченным тиражом в 2017 году

Сити стоит 821 тыс рублей ($10,8 тыс), Gear Up – 962 тыс. рублей ($12,7 тыс).

Всемирная популярность

Всего в России у «Урала» 4 дилера, а в США – около 50. В 2010-х папарацци заметили верхом на своих «Уралах» актера Бреда Питта и солиста Aerosmith Стивена Тайлера.

CONGRATULATIONS TO @Adam_Fn_Green & @TheJoeLynch ON THEIR 2ND ANNUAL 48-HOUR LIVE @moviecrypt MARATHON TO SAVE THE YORKIES. HELP THEM SAVE DOGS LIVES HERE: https://t.co/SAj0xYL9Pspic.twitter.com/dW36HnsciI

По словам Владимира Курмачева, два мотоцикла, с коляской и без, есть также у Юэна Макгрегора, сыгравшего в «Звездных войнах».

Читайте также:
Какие транспортные средства можно увидеть в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»

«99% наших мотоциклов уходит на экспорт, в прошлом (2019 – ред.) году на родине мы продали всего 45 машин. Всего в среднем в год мы выпускаем 1200 машин», — делится Курмачев информацией о продажах «Урала».

Brad Pitt & Pax Take A Ride On His Ural Tourist Motorcycle (December 31, 2011)

По его же мнению, причиной популярности российского байка является его необычный дизайн, который нельзя менять ни при каких обстоятельствах.

«Миланская мотоциклетная выставка, которая проходит раз в два года. если убрать там лейблы со мотоциклов, то неподготовленный человек вряд ли сможет определить, где какой мотоцикл, а «Урал» – он узнаваемый», — рассказывал Курмачев в интервью телеканалу «Россия 24» еще в 2017 году.

История парадоксального успеха, или Как «Урал» с веслом продают в Штатах по цене Honda Africa Twin c «роботом»

В то время как наш мотовелозавод ищет пути выхода из кризиса, Ирбитский мотоциклетный (ИМЗ) с успехом отгружает мотоциклы “Урал” в США, Канаду, Японию и многие другие страны мира. Хотя с российским заводом на самом деле не все так хорошо, как кажется (производство все-таки небольшое, рентабельность вряд ли высокая), тем не менее в “Уралмото” работают талантливые руководители и маркетологи, опыт которых полезен для изучения в нашей стране. Как с успехом продавать в США неоклассические “Уралы” с веслом по цене суперсовременного туристического эндуро Honda Africa Twin c “роботом” DCT – в нашем материале.

На притороченном сбоку деревянном весле нанесена длинная надпись: “В случае чрезвычайной ситуации. Если вы это читаете, значит, вы заехали слишком далеко и лед не выдержал – нам очень жаль. В попытке вернуться обратно живым вы можете последовать следующим советам по выживанию: 1. Оставьте всякую надежду – это поможет вам сконцентрироваться. 2. Отсоедините коляску, впрыгните в нее и гребите как черт. 3. Спасите вашу собаку – у нее лучше получается находить путь домой, чем у вас. 4. Если будете тонуть, используйте подушку сиденья как плавсредство”.

В 2012 году в Ирбите для США выпустили первый в мире мотоцикл с веслом – “Урал” ограниченной серии “Ямал”. Наименование мотоцикл получил не только в честь холодного российского полуострова, но и в честь одноименного атомного ледокола, спущенного на воду в 1992 году. Весло, понятное дело, удачная шутка маркетологов. Тем не менее все 50 экземпляров в США были распроданы по цене 14.200 долларов. Неплохо!

А теперь внимание! Honda Africa Twin со всеми возможными вспомогательными электронными системами и роботизированной коробкой передач с двумя сцеплениями, но без дополнительных аксессуаров и весла в США стоит… 13.700 долларов!

Маркетологи Ирбитского завода – гении. Потому что им удалось создать легенду вокруг своих не самых лучших в мире мотоциклов, найти нишу и с успехом заниматься экспортом. Как им, черт возьми, это удалось?

Вот еще пример удачной рекламы. Совсем недавно, 27 октября, они выпустили шуточное видео в стиле американских обучающих фильмов о том, как управлять мотоциклом с коляской. Получилось очень весело – в итоге ролик разошелся по Сети.

Впрочем, начнем сначала. В советские времена Ирбитский мотоциклетный был заводом с рекордным выпуском тяжелых колясочных мотоциклов – 130 тысяч в год, но в 1990-х оказался на грани выживания. В 1992-м завод был акционирован, ИМЗ стал ОАО “Уралмото”. 40% акций остались за управляющими и рабочими завода, 38% акций находились в виде приватизационных ваучеров, а 22% остались под управлением государства. С этого времени завод постоянно менял название, несколько раз банкротился и сокращал численность рабочих мест. В 2000 году после очередного банкротства и остановки предприятия нашелся крупный инвестор.

И тогда началась новая история. Вместо количества во главу угла было поставлено качество. Если раньше это было предприятие полного цикла, то сейчас фактически только сборочное производство. От 10 тысяч рабочих осталось полторы сотни, вместо конвейера – ручная сборка, вместо акцента на утилитарность – игра на уникальности продукта. Русский неоклассический железный мотоцикл с коляской – почему бы и нет? Среди аксессуаров не хватает только ватника, валенок и балалайки.

Читайте также:
За какие нарушения в ближайшем будущем будут наказывать намного строже, чем сейчас

Найти выход из кризиса было очень непросто, потому что мотоцикл “Урал” при советских гигантских объемах выпуска мог быть доступным, а мотоцикл “Урал” с тиражом порядка 1000 штук в год – никак нет. Конструкция “Урала” была крайне устаревшей, компоненты – ужасающего качества. Если бы завод попытался выпускать такие советские мотоциклы мелкими тиражами, дело бы закончилось очень плохо. Крупными – тоже не вариант. Куда их потом продавать? То есть они столкнулись с той же проблемой, решить которую сегодня пытается белорусское “Мотовело”. А это непросто.

Тем не менее руководство “Уралмото” поступило правильно. Здесь сохранили общую концепцию мотоцикла и фирменные дизайнерские черты, но при этом практически полностью изменили конструкцию. Часть элементов переделали, а часть, причем значительную, заменили импортными. Для проведения этих изменений на каком-то этапе даже привлекались западные инженеры, технологи и специалисты по качеству. Сегодня огромный процент стоимости “Урала” формируют импортные комплектующие, российским остался, по сути, только металл.

Причем комплектующие выбрали качественные – Sachs, SKF, Denso, Marzocchi и т.д. А с 2014 года добавились дисковые тормоза Brembo на всех трех колесах и электронный впрыск топлива на основе компонентов Bosch и Delphi. Заводчане уверяют, что импортные комплектующие решили множество проблем. Помните, как раньше у советских мотоциклов шумели шестерни коробки передач? Теперь импортные детали работают тихо и надежно. То есть во главу угла было поставлено качество, а не количество. Это важно.

Соответственно ставка делалась не на утилитарность мотоцикла или дешевизну, а на его уникальность, неоклассический вид и наличие штатной коляски. Ведь в Америке мотоцикл воспринимается как что-то эксклюзивное и винтажное. В этой области легендарность, история и мода имеют огромное значение. Огромное!

Легенда и история у русских мотоциклов с военными корнями была. Есть и коляска, которая выгодно отличает “Урал” от других мотоциклов, ведь мало кто ее приделывает к байку штатно. Причем на колесо коляски может еще осуществляться привод – в итоге мотоцикл получает колесную формулу 2х3. Да и просвет у “Урала” немалый, ведь он создавался с учетом военной специфики.

Поэтому мотоцикл может проехать везде, в любую пору года, при этом в коляску с комфортом можно усадить ребенка, жену или собаку. “Люлька” – это к тому же возможность увезти полтора центнера разнообразного снаряжения, причем модель в стиле милитари Ural Gear Up с завода комплектуется саперной лопатой, фарой-искателем и дополнительной канистрой. Круто же! Для путешествий – отличный мотоцикл. Поэтому иностранные форумы запестрели интереснейшими отчетами о путешествиях на русских “Уралах”.

Оставалось только одно – сделать “Урал” модным, создать вокруг него культ. Шаг за шагом и это удалось. В 2010 году ИМЗ произвел 800 мотоциклов, подавляющая часть – с колясками. Почти все они ушли на экспорт. А в 2011-м американские СМИ публиковали фотографии Брэда Питта, который ехал за продуктами на мотоцикле с коляской, в которой сидел его трехлетний сын. Брэд Питт ехал на брутальном “Урале”!

Продажи российских мотоциклов в тот год выросли на 39%. “Урал” появился у Эвана Макгрегора и многих других знаменитостей. Мотоциклы полюбили в Голливуде: в фильме “Призрачный гонщик – 2” Николас Кейдж рассекает на Yamaha, а его противник – на русском мотоцикле. New York Times написала историю о том, как “умирающая эра советской индустрии и возрастная тусовка байкеров в Штатах нашли общее счастье на американских хайвеях”. В общем, “Урал” в США сегодня становится культовым.

В 2013 году 604 мотоцикла, половина произведенных, нашли своих покупателей именно в Соединенных Штатах. Всего в тот год было собрано 1200 мотоциклов, только одна двадцатая часть “Уралов” была продана на российском рынке.

Читайте также:
Чем отличается внедорожник от кроссовера и паркетника?

Руководители “Уралмото” отмечают, что важный инструмент продаж мотоциклов “Урал” – интернет. Причем с обратной связью с аудиторией. Компания прислушивается к советам клиентов и из года в год модернизирует свои мотоциклы. Рассказывает руководитель предприятия Илья Хаит: “Мы удачно ушли в интернет. Ведь увлеченные мотоциклами не читают журналы, не смотрят ТВ, они сидят на определенных сайтах и в блогах. А вся информация делится по принципу пирамиды: есть создатели контента, а есть сотни тысяч тех, кто от них “питается”. Мы выстроили для себя карту этих сайтов, вычислили нескольких уважаемых авторов. Пропустили информацию через блоги, пригласили на тест-драйвы журналистов. Прелесть интернета – в моментальности”.

Маркетологи для создания своей легенды активно работают с социальными сетями – Instagram, Facebook, YouTube периодически пополняется новым контентом.

Различные модели “Урала” на данный момент продаются в США, Европе, Канаде, Австралии, Ближнем Востоке, Японии и многих других странах. Причем периодически выпускаются новые модели или ограниченные серии старых. В Беларуси дилера нет, а в России “Уралы” не стали популярными. Зато недавно был освоен Китай, а это более привлекательный рынок сбыта. Но главное – во многих странах мира действительно сформировалось обширное сообщество любителей мотоциклов марки “Урал”.

При этом, как мы уже поняли, он отнюдь не дешев даже по заграничным меркам: например, популярная модель Ural Patrol стоит в США порядка $15.500, самая дешевая Ural-сT – $12.900! Но его покупают. Целевая аудитория мотоцикла – путешественники и любители ретро. Пусть продукт находится и в узкой нише, пусть это всего лишь игрушка, но количество фанатов “Урала” говорит само за себя.

Большая заслуга в том, что “Урал” выжил и сегодня набирает популярность за рубежом, принадлежит директору предприятия Илье Хаиту, который болеет своими мотоциклами. В прошлом году в одном из интервью на вопрос о вложениях и прибыли он ответил так: “Зарабатывать не удается. Пока нет. Зато это масса удовольствия – видеть кого-нибудь на “Урале” или прочитать о нем что-нибудь. У этого бренда такая эмоциональная составляющая, которая заставляет забыть про все”. Заодно он рассказал, что в планах компании – создать производство в Восточной Европе и модель электромотоцикла “Урал” с коляской. Кстати, может, нашему мотовелозаводу и “Уралмото” стоит сотрудничать?

Таким образом, на примере российской компании мы видим, что выйти из кризиса постсоветскому мотоциклетному предприятию крайне сложно. Ирбитский опыт – хороший пример выживания в экстремальных условиях. Причем никто не жаловался на неблагоприятные условия, устаревшие цеха, износившееся оборудование или менталитет. Руководителям, маркетологам и инженерам нужно прилагать максимум усилий. У всех глаза должны гореть так же, как и у Ильи Хаита. И все получится.

Правда, полностью скопировать опыт нельзя. Ведь если “Уралмото” может сделать культовый премиум-продукт для богатых американцев, то “Мотовело”, увы, нет. Исторически не та концепция у бюджетного мотоцикла “Минск”, а конкурировать в сегменте дешевых мотоциклов с Китаем крайне сложно, если вообще возможно. Нам показался очень интересным неоклассический “железный” M1NSK, который должен пойти в серийное производство в следующем году, но неплохо было бы еще поработать с дизайном…

В любом случае найти выход из кризиса новому руководству минского завода будет очень нелегко. Определенно ясно одно – мотовелозаводу еще нужно найти свою нишу и продукт. И вообще, как в том известном ролике, с самого начала нужно выработать какую-то тактику, а потом ее придерживаться.

На “Уралмото” хотя и сохранили бренд и создали легенду, но есть ощущение, что зарабатывают они действительно немного, если вообще что-то зарабатывают. Поэтому, смахнув ностальгии слезу, пожелаем удачи обоим постсоветским мотоциклетным брендам – и “Уралу”, и нашему родному “Минску”.

По крайней мере пока за первый переживаешь намного меньше, чем за второй…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: